Thursday, August 30, 2001

Отчет о поездке в крым.

10 августа 2001 – 28 августа 2001

I. Подготовка

Для начала, представлю участников. В нашем скромном путешествии принимали участие: Дмитрий «Фист» Феофанофф, Антон «Малина» Смольянин, Татьяна «Селедка» Бутарева и ваш покорный слуга, Андрей «Добрый» Дороничев. Все мы студенты МГИЭМ ребята все из одной группы – Селедка из параллельной. Изначально предпологалось, что я и Фист просто поедем на машине в деревню Варваровка, что под Анапой, где коротал свои каникулы Малина, под чутким присмотром любимой бабушки. Но за время планирования поездки выяснилось, что где-то, на самой западной точке Крымского полуострова – мысе Тарханкут, плещется в теплых волнах Черного моря, всеми нами глубоко любимая, Селедка (кстати это прозвище Танька получила за время отдыха). Это обстоятельство постепенно подтолкнуло нас к безумной мысле ударить автопробегом не только по территории России, но и по бескрайним Украинским степям. Решено было ехать на моей машине, поскольку единственной альтернативой была скромная «шестерка» Фиста. Если кто не в курсе, я являюсь счастливым обладателем BMW – 320 (E-30) 1985-го года выпуска, и как правильно однажды заметил мой хороший друг Владимир Самойлов, эта машина еще ни разу не проезжала 2000 км без поломок. Однако не смотря на пессимистичные прогнозы окружающих, мы с Фистом плотно подсели на тему поездки, и глас рассудка больше не будоражил наши романтично настроенные души. Не остановило нас даже то обстоятельство, что за две недели до отъезда Квальда (так я называю свою машину) встала и наотрез отказалась ездить. Не знаю уж как это получилось, но я немного погнул передок и лопостями крыльчатки порубил радиатор. Все эти две недели мы пытались найти б/у радиатор, но оказалось что это - редкая удача, и нам она не улыбнулась. Тогда, за два дня до предпологаемого отъезда я, скрепя сердце раскашелился на новый и только после этого Квалда начала самостоятельно передвигаться.
Итак, до отъезда, который был намечен на 10-е августа оставалась пара дней. Мы начали закупку необходимых мелочей – фонариков, котелков, термосов и т.д. Потратили кучу денег на всякую хрень, но зато получили возможность жить, есть, спать в любом , даже самом диком месте. Вот так в метаниях по магазинам, и настал вечер пятницы, 10-го августа.
Да, чуть не забыл, хочу выразить огромную признательность всем тем людям, которые присылали отчеты на travel.auto.ru (все отчеты касающиеся поездок в Крым были тщательно изучены) да и самому серверу, за большое количество полезной информации, а так же сайту www.autotransinfo.ru , за расчет маршрута.

II. Дорога Москва - Анапа.
Выехали мы (я и Фист) 11-го августа 2001 г. в 2:00. На прощанье, Фистовские друганы вылили нам на лобовое стекло бутылку шампанского, и мы тронулись в путь, впитывая сладковатый аромат «Советского». Первый стрем посетил нас через 15 минут после выезда. Я почуствовал, что руль начинает таскать, и услышал стук в левом переднем колесе. Но, как выяснилось, я просто не затянул болты (за час до отезда я снимал это колесо). Выехали на МКАД, заправились – залили полный бак и канистру 20 л., доехали до Каширки (М4). Тут загорелась лампочка моторногомасла. Начало не внушающее оптимизма. Долил пол-литра масла, лампочка не погасла. Поехали дальше. Пока доливали масло, записали показания одометра: 171753 км. Понеслась.
Было решено, что до утра еду я, потом за руль садиться Фист. Вот тут я понял отличие дальних поездок от гонок по ночной Москве. После того, как за пару сотен километров я чуть было два раза не вылетел с трассы, сбавил скорость со 140 до 100 км/ч. Часов в 5 стало совсем тяжело. Проехал всего ничего, но устал ужастно. Слава Богу начало светать, и утренний холод, песни вслух а также кофе из термоса меня немного разбудили. Часов в 7 Фист решил оставить безуспешные попытки заснуть, и на все мои уговоры поспать хотя бы пару часов отвечал резким отказом.
9 часов утра. Подъезжаем к Воронежу. Дорога – супер: широкая, ровная, а главное пустая. Уже светло. Пора запрвиться. Вижу огромную, красивыю заправку «Лукойл». Останавливаюсь. Надо сказать, я всегда недолюбливал «Лукойл» и предпочитал заправляться на ТНК, но тут уж выбора не было. Вставляю пистолет в бак, захожу в здание заправки – все очень шикарно. Чуть-ли не мраморные полы, цевильный магазинчик, шикарный чистый туалет. Плачу денег (цена Аи95 - что-то около 8 руб.), и иду в туалет. Возвращаюсь к машине, смотрю - дядька какой-то крутится вокруг нее, пистолет торчит в колонке. Я ему, мол, что за дела? Он говорит – все заправил уже. Вот, мол, стекла тебе протираю. Смотрю и правда – все стекла чистые и фары тоже. Ну, я расчувствовался – даю ему 20 р. Он – отказываться... короче всучил ему двадцатку, он был счастлив очень. Попил кофе, покурил, поехал жальше. Прокатился по платному участку трассы, встретил раннего стрелка (ну который скорость мерит), но проскочил. Объехал Воронеж и вот тут меня начали драть. Там за Воронежем несколько деревенек прям подряд, и в каждой по стрелку. После трех остановок (две за скорость и одна за обгон через сплошную) я решил, что быстрее будет ехать по правилам. Так и ехал до Ростова – за городом - 90, по городу – 60. Где нельзя – не обгонял. Часам к трем добрались до Ростова. В Шахтинске меня обули еще на двадцатку за езду без ремней (как выяснилось, на Юге с этим очень строго). Заехали в Ростов, хотели посмотреть на пресловутых ростовских красавиц...но никого не встретили. Опять выехали на M4. Я уже начал дуреть от езды, кофе, сигарет и начинающейся жары. Подъезжаем к Краснодару. Фист говорит, что сейчас будем проезжать место с интересным названием «Веселая жизнь». Что-то мне сразу не понравилось это название....
Подъезжаем к посту ГИБДД. Тормозят нас. Два таких розовощеких бугая с автоматами. И начинают обыскивать машину. Причем обыскивают жестко – все переворачивают, снимкают сиденья, короче творят черт знает что. Отодрали пластиковую обшивку передних сидений (не сняли, а именно отодрали). В результате, нашли «Удар», такой газовый балончик. Все наши убеждения по поводу того, что он не требует никаких разрешений ни к чему не приводят. Хватают Фиста, тащат в будку. Развод. Короче обули его на 1000 р. Мы выкидываем баллончик в окно и уезжаем. Сворачиваем на Краснодар. Снова пост. Снова обыск. Не проехали и 200 км. Но тут, менты нормальные – человекоподобные. Теряем еще полчаса, едем дальше. Начинается суперская дорога – трехполостная, с грамотной разметкой (с катафотами) и клавное – абсолютно ровная. Я уже ничего не соображаю – 15 часов за рулем без остановок. Начинает темнеть. Мы уже где-то очень близко. Начинаются горные дороги. Куда ехать – не понятно. Кое-как находим дорогу на Анапу и уже в полной темноте, не доезжая до нее, сворачиваем на Варваровку. Дорога - то грунтовка, то асфальт весь в калдобинах, вобщем никудышная дорога. Притом извилистая, то вверх, то вниз. Проезжаем какое-то странное место под названием Гай-Кудзор. Тут мы начали пугаться. Сразу поняли, что попали в город зомби. Люди с каким-то неприятным серым оттенком кожи, как-то бесцельно бродят по абсолютно темным улицам, и совсем не разговаривают. Останавливаемся у наименее опасной дамы, спрашиваем «Как доехать до Варваровки?» Она смотрит на нас секунд десять как на инопланетян, а потом совершенно не женским голосом, отвечает « Это не тот дорог!». Ну мы конечно пугаемся очень и уматываем. Дома заканчваются, дорога превращается в очень широкую, извилистую грунтовку ведущую в гору сквозь какое-то поле. Тут Фист начинает недобро шутить по-поводу того, что мы едем как раз к месту шабаша зомби. На самом деле, мне правда немного не по себе. Вокруг не души. Наконец-то выезжаем на дорогу.
22:00.Все приехали. Находим улицу Зеленую. Две местные красавицы впрягаются довести нас до дома Малины. Вот он. Остананавливаемся. Вываливаюсь из машины. 20 часов за рулем. Нас встречает Малининская маман. Надо сказать весьма суровая дама старой закалки. Никакого удивления. Приехали? Ща позову Антона. Выползает Малина. Ну тот рад вроде. Выясняется что они к бабке приехали всей семьей, для нас мест стало быть нет. Мы предлагаем поставить полатку на огороде, на что маман нам отвечает что-то вроде «На хрена вы мне тут нужны?». Малина пытается все загладить, тащит нас к своим друзьям в соседний дом. Знакомимся с Рамешем (он наполовину индус – мама из Риги) и Серегой. Выясняем что Малина оказывается не пьет, т.к. лечится от недавно найденых трихомонад, и нам предлагают дунуть. Мы решаем, что это очень даже кстати - расслабимся после дороги.
Рамеш ведет нас в свой гараж, где стоит разобраная 728-я «акула» БМВ. В углу ведро с какой – то коричневатой жидкостью. В ней – пластиковая бутылка. Надо сказать, я через такой девайс еще никогда не курил. Ребята говорят, что трава – так себе, но покурить можно. Делаю две хапки и тут происходит нечто очень странное: меня не просто уносит – меня срубает! Может сказалась адская усталость, не знаю, но я впервые в жизни словил легендарные травяные глюки. Токого небыло даже под грибами. Меня кое-как дотащили до дома, причем все это время я наблюдал какие-то красивые картинки не имеющие отношения к реальности. По пути я жестко атаковал какой-то умывальник, уронил его, но вроде не разбил. Меня кладут на кровать и я продолжаю смотреть «мультики». Не знаю сколько я так провалялся, но похоже немало. Фиста тоже уколбасило, но правда не так как меня. Малина периодически бегал отмазывался от бабки, которая ждала нас на ужин. В конце концов мы чуть-чуть отошли и поковыляли к Малине. Старательно изображая из себя смертельно уставших путников и глупо хихикая своим мыслям, мы поели фаршированного перца и завалились спать на кухне, где бабка нам постелила на полу.

III. Анапа 1
Утро 12 августа. Проснулись рано – часов в 10. Как ни странно, выспаслись суперски – наверно сказалась вечерняя обкурка. Решаем поехать к морю в Сукко и снять жилье прямо в Голубой Долине. Выясняем, что там же отдыхают Андрюха Трач и Сашка Розанова – наши с Малиной друзья еще со школы.
Но первым делом конечно на пляж. С удовольствием пронесся по горной дороге – солнце светит, пахнет морем. И как только оно (море) замаячило на горизонте, я сразу понял для чего было столько страданий – и 20 часов дороги и менты и новый радиатор и все остольное.... Увидеть море после 4-х лет без отпуска - это что-то вроде женщины после полугодового воздержания. Долетаем до пляжа, паркуемся и в море... Море – чистое, прозрачное, совсем не такое каким я его запомнил. Ныряем с пирса, плаваем, ныряем. Последний раз я здесь был 4 года назад... Выползаем на берег. Встречаем Сашку Розанову. Она все таже. Очень удивляется, как всегда улыбка в 33 зуба. Приглашает нас на салатик вечером. Заходим в кафе. Втроем наедаемся на 120 рублей. Вкусно и много. Кругом продают розливное винище – страсть как хочеться выпить. Но пока нельзя – надо сначала найти жилье.Узнаем у хозяйки где можно спросить. Говорит, что в 300 метрах есть жилье по 100 р. с человека в сутки. Едем туда. Стоит коттедж, вокруг него пару десятков бунгало. Небольшие комнатки, но чистые. Есть душ, туалет. Вобщем решаем остаться. Платим за 2 дня и валимся на кровать. Потом моемся, бреемся, причесываемся. Готовимся вечером посетить местные злачные места – поплясать, познакомиться с девчонками, попить винища и т.д. Перед этим надо заехать в Варваровку – Малина обещал Рамешу...
Мы с Малиной оделись и завалились на кровати, а Фист, как самый модный пацан, пошел в машину подыскивать себе наряд (практически все время багажник служил нам шкафом – вещи мы не доставали никогда). Минут через пять в дверях появляется долговязая фигура, и заявляет мне: «Доб, ты меня сейчас убъешь конечно, но я ключи в багажнике закрыл...». Ну я конечно решаю, что это шутка. Фист стоит на своем, и с такой же глупой рожей, все так же, без интонации повторяет последнюю фразу. Тут у меня по спине пробегает холодок и я начинаю ему верить.... Вскакиваем, бежим к машине. Багажник правда закрыт. Не специально такое мог провернуть только Фист! Ведь чтобы закрыть ключи в моем багажнике нужно:
1. открыть замок
2. открыть крышку
3. закрыть замок
4. вытащить ключи и положить их в багажник
5. закрыть крышку
Ни одному человеку в здравом уме и твердой памяти такого не проделать, хотябы потому, что будет лень... Но Фист, как особь особого пола, способен и не на такое. Начинаю судорожно соображать, что можно сделать... Первая мысль – открутить колонки. Все осложняется тем, что инструмент – тоже в багажнике. В салоне есть отвертка... кое-как отвинчиваю пару болтов, остальные прокручиваются – конечно, ведь гайки-то в багажнике и их ничто не держит... После получаса мучений, забиваю на эту идею...
Решаю посмотреть, что там под задним сиденьем...и тут в памяти всплывает когда-то прочитанная в бмв-шной конфе на auto.ru статья по этому поводу. В памяти всплывают слова «технологическое окно для перевозки лыж... нужно выломать...доступ в багажник». Малина бежить к соседям за ключом на 12. Снимаю спинку.. Окно есть – пластинка привареная в шести местах. Монтировкой выламываю ее, срезаю звукоизоляцию ножом. Получилось. Отправляю Фиста искать ключи, сам с Малиной сажусь на бревнышко и закуриваю. Уже темнеет. Минут через десять Фист вылезает с ключами в руках. Бинго!
Пока Фист ставит все на место, мы решаем что делать. Решили не ехать в Варваровку, а просто пойти к пляжу на те самые злачные места.
Злачные места своего названия не оправдали. Пару сотен пьяных бычков и телок, толпящихся у единственного кафе с чем-то вроде дискотеки, попивающие пиво и вино из бутылок с надписью «Тархун», парочки уходящие в сторону моря и возвращающиеся помятые, удовлетворенные и не совсем еще познакомившиеся – вобщем обычная тусовка российской глубинки. Посидели в кафе, попили вина. К нам присоединился Трач. (Саша почему-то осталась дома – наверно готовить обещаный салат) Постепенно поняв, что ловить здесь, кроме пьяных бычков и сельских ляпеструх, нечего, предлагаю пойти к морю и посмотреть на звезды. Идем, садимся у моря (как ни странно, народу не намного меньше чем днем), пьем вино. Где-то неподалеку слышны смешки и обрывки фраз типа: «Героина хочу!» Посидели, попили, пошли спать.
13 августа. Пошли на пляж, поели как всегда дешево и сердито. Подползли Трач с Сашей. Трач пьет Балтику №9 – вчера видать перебрал немного. Потом Трач с Малиной уходят играть в Волейбол, а мы с Сашкой решаем попить винища. Иду к бочкам, покупаю полтора литра «Муската». Меня давно тянуло залезть на гору с надписью СУККО и мы направляемся наверх, чтобы полюбоваться обещанным Сашкой «прекрасным видом» и попить вина на высоте полета чайки. Поднимаемся, находим небольшое и очень удобное плато. Вид – правда удивительный! Впереди – крутой спуск и море, все в мурашках, искрящееся как ныне забытый советский напиток «Салют». Справа километров на 10 невысокие горы, а слева – Голубая долина. Из меня никогда не получится Паустовский, поэтому не буду даже пытаться описать всей красоты пейзажа, скажу только, что это было восхитительное зрелище... И солоноватый ветерок, играющий миллионом белых тряпочек, навешанных на ветви старого засохшего дерева, как нелепые елочные игрушки на облезлую елку, и добродушное южное Солнце, не под стать нашему, щедро дарящее тепло каждой клеточке тела, и сладкое красное вино, как потом выяснилось, ужасно разбадяженное, все это привело меня в такой неописуемый восторг, что я не удержался и позвонил в Москву, Вовке Самойлову и сообщил, что я, мол, на вершине мира. А потом мы спустились на грешную землю, помогая захмелевшей Саше, и пошли, не смотря на все предупреждения, пьяные плескаться в море. Зашли в кафе, поели и пошли домой – надо заехать в Варваровку.
Приезжаем к Рамешу. Там все на нас немного дуются за то, что мы вчера не приехали. Рассказываем им страшную историю про ключи, багажник, и Фиста, и решаем сегодня устроить посиделку с вином, шашлыком, гитарой и т.д. Едем в Анапу, взяв с собой Рамеша, закупаемся всем необходимым (включая кассеты «Ленинграда»). Возвращаемся в Варваровку, Рамеш начинает мариновать шашлык, а мы едем в Сукко за Сашей и Трачом, забираем их и возвращаемся. Костер уже готов, и мы усаживаемся и начинаем пить вино. Рамеш и Серега что-то готовят на кухне, а мы поем песни. Постепенно начинает собираться народ. Один тип (не помню как его зовут), какой-то очень опасный с виду, но настроенный весьма доброжелательно, белокурая красавица явно хохлятского покроя, которую мы однажды встречали на пляже, по кличке, а как потом выяснилось, по имени Эллочка и еще один, совершенно особенный человек (?) по имени Колян. Ну этот персонаж заслуживает целой главы... Если коротко, Коля – мужчина в самом рассвете сил (лет, эдак, 35 – 55) , ссохшийся, маленький, с вечно болезненно блестящими глазами. Надо сказать, что Коля – настоящая легенда Варваровки и прилежащих территорий. Человек этот, насколько я понял, умеет в жизне только одну вещь, но в своей сфере ему нет равных. Коля профессиональный садовод, причем очень узкой и редкой специализации. Этот странный человек, занимается выращиванием элитных сортов марихуаны. Как любой профессионал высокого уровня, он ширпотребом не занимается - выращивает траву в весьма небольших количествах, но очень высокого качества, различных сортов, которые сильно отличаются по своему воздействию. Так например, то, что мы курили по приезду называется «Торпеда»...
...Мы сидели в беседки, у симпровезированного стола, на подстилках, ели очень вкусный шашлык, хоть и из курятины, пили вино, пели песни. Потом Трач играл на моей гитаре очень замысловатые пьесы, доставшиеся ему от пятилетней гитарной школы, которую он окончил за три года с отличием. «Опасный» (кажется его звали Сергей) пытался склеить Эллочку, поскольку кроме нее была только Саша, и все знали, что она с Трачом. А когда кончилось вино, мы пошли в гараж, дунули травки, и окончательно расслабились. Эта трава была гораздо более мягкой и я почувствовал только приятную легкость, не более того. Между тем я почувствовал некоторые притязания со стороны Эллочки. Не то что бы мне очень ее хотелось, но вобщем почему бы и нет? Перспектива просто пойти подальше в сад и заняться сельской любовью казалась весьма заманчивой, но к сожалению, презервативы были в машине, а идти за ними было очень лень. Да и вообще идти куда-либо было очень лень. Вот так потормозив полчасика я почувствовал желание поспать, к тому же все уже куда-то разбрелись, кто-то заснул, а остальные куда-то делись. Тогда я решил пойти спать в машину. Позвал с собой Эллочку, но она пробуровив что-то непонятное перевернулась на другой бок. Тогда я пошел в машину, разложил сиденье и заснул.
С утра меня разбудила Сашка, которой я зачем-то понадобился. Попил кофе, попробовал вспомнить что было ночью. Вроде все впомнил. Значит все было нормально, слава Богу. Вспомнил даже длиннющий трактат, который мне прочитала Сашенька о пользе лечебного голодания, и договоренность с ней о том что голодать начинаем прямо с сегодняшнего дня. Тут как раз подползла Саша, несшая в руках несколько слив. Я, впринципе в шутку, поинтересовался зачем ей сливы, если мы голодаем, а она как всегда все поняла всерьез, начала извиняться и я понял, что сегодня мне ничего, кроме дистиллированой воды Бог не пошлет. Ну что ж поделать - уговор есть уговор. Сьездили в Анапу, купили десять литров дистиллировки и целый день ею питались. Не могу сказать, что это было очень тяжело, но просто не курортное это занятие. Однако мы с Сашкой честно продержались до вечера. И когда стемнело, все пили, ели, сидя в кафе, а мы уныло глядели друг на друга. На этот раз мы решили попытать счастья в пионерском лагере. И мой призыв: «Пошли трахать пионерок!», все, кроме разве что Саши, радостно поддержали. Но и тут нас ожидал обломчик. Оказалось, что в этом сезоне все пионерки кончились и в наличии остались одни октябрята. Я представил как шепчу Малине: «мне – вон ту, пятую звездочку, а ты забирай первую», посмеялся, и мы вернулись в кафе. Между тем, к нам прилипла, не весть откуда взявшаяся Эллочка и еще одна девушка, кажется Валя. Обе оказывали мне нехитрые знаки внимания. Наконец, нам с Сашкой надоело щекотать звои нервы и стенки желудка, в холостую вырабатывающимся желудочным соком и мы пошли догонять пьяного Фиста, который только что по синусоидальной траектории направился куда-то в сторону дома. Я попрощался с Сашкой на развилке, догнал Фиста, мы дошли до дома и я моментально отрубился. Не знаю сколько прошло времени, суя по всему часа два. Меня разбудила Эллочка, которая сидела на краю моей кровати. Я быстро понял в чем дело – она пришла вместе с Малиной, который укладывался спать, совершенно понятно зачем. Поэтому не теряя времени на лишние разговоры мы занялись делом, а потом я отвез ее в Варваровку, вернулся домой и лег спать. Было около пяти часов утра.
Проснулись мы часов в 11 и как-то синхронно решили, что нам тут надоело, и что пора бы поехать в Крым. В последний раз позавтракав в кафе и забыв попрощаться с Сашкой и Трачом мы собрали вещи, попрощались с хозяином и поехали в Варваровку. Там Малине предстаял бой с маман на тему его отъезда вместе с нами, и мы с Фистом втихую посмеивались и делали ставки. Ну так и получилось: на малиниское «Мам, я еду в Крым», он получил вполне ожидаемое «С чего это ты взял?». После этого они уединились в комнате, куда постепенно подтянулись, дядя Паша (папа) и обе бабки. После получасовой баталии из дома вывалился помятый и очень довольный собой Малина, и сообщил, таким тоном будто ничего и не решалось, мол, «Ну че? Поехали?». Выяснилось, что ему выделили отпускные всего 50 у.е., но мы с Фистом решили его проспонсировать.
Попрощались с ребятами, пообещали вернуться через недельку и тронулись в путь.

IV. Дорога Анапа – Евпатория.
Выехали часа в два. За руль опять сел я. Решаем помыть машину, чтобы
не переезжать через границу на грязной. Ищем мойку. Первые две – закрыты, еще одна занята. Наконец находим заправку со значком «мойка». Заезжаем - мойки не видать. Около колонки сидит паренек. Я останавливаюсь в двух метрах от него. Фист открывает окошко, медленно поворачивает голову в сторону парнишки и тихо, как всегда, без интонации произносит: «Мойка. Где?». Паренек встрепыхнулся, «Что-что?». Фист, не повышая голоса, точно так же тихо, почти сквозь зубы: «Мойка. Где?». Паренек, испугался, начал рассказывать, что на трассе есть заправка «лукойл», там можно помыться. Фист, молча закрывает окошко, и мы уезжаем. Это надо было видеть! Долго мы еще вспоминали этот финт.
Потом мы мчали по косе меж двумя морями, к порту. Тоже замечательное место: коса шириной метров 200, справа Азовское Море, слева – Черное. Хотели мы остановиться и искупаться в обоих, но потом решили не терять времени.
Доезжаем до порта. На паром очередь. Разговариваем с бывалыми, говорят, что мол все достаточно просто, единственное, что надо все деньги до копейки задекларировать – иначе отнимут. Иду к кассе, покупаю билет на паром. Все вместе – машина и три пассажира – стоит 525 рублей. Беру бланки деклараций, заполняем. Пока возились, въезжаем в зону контроля. Там нас досматривают, чисто формально. Еще двадцать минут, два досмотра, паспортный контроль и мы уже в очереди у парома. Тут нам говорят, что паром заполнен, и придется ждать следующего. Мы с Малиной выходим из машины, достаем пенки, гитару. Садимся прямо рядом с очередью и начинаем горланить песни. Настроение – супер. Ожидание новых мест, новых людей и т.д. Вот вам и «Оранжевое настроение», народ вокруг слушает, но мы делаем вид, что не замечаем. Через пол-часа подходит паром, и мы погружаемся на него. Говорят, что надо заполнять теперь хохлятские бумажки. Подхожу к какому-то окошку, там дамочка предлагает за 70 рублей все заполнить, без лишней нервотрепки. Плачу деньги, через пять минут получаю две беленькие бумажки (что-то насчет машины, на хохлятском) и три декларации. Заполняем декларации, закрываем машину и идем к борту. Тоже суперски. Малина говорит, что мы на перекрестке миров – справа Азов, слева Черное, позади Россия-матушка, а впереди – солнечная Хохляндия.
Выгружаемся на берег. Начинаем немного нервничать – все-таки другая страна, граница. Мне сразу на ум приходят всякие ужасы про хохлятскую границу, вычитанные в отчетах на travel.auto.ru, а так же рассказанные Танькой. Мысленно готовлюсь к прохождению миллиона проверок и дачи кучи взяток. Первым делом – паспортный контроль: дядька проверил паспорта и поставил какой-то штампик каждому, а потом еще один штампик в белую бумажку про машину. Проезжаем дальше - сейчас начнется! Досмотр. Как ни странно очетнь либерально. Просят пятдесят рублей – экологический сбор. Подходим к окошку вместе с еще одним московским мужиком, что за нами ехал. Возмущается, мол, вот деньги дерут! Я ему отвечаю, что хорошо еще страховку сделали добровольной, а то в отчетах читал, что раньше насильно заставляли страховаться. Весь разговор происходит прямо рядом с таможенником. После моих слов о страховке, он (таможенник) спрашивает: «А вы не платили?». Я говорю: «Нет!». Он отвечает: «Ну и правильно!». Дает нам бумажки какие-то и говорит, мол, если кто начнет к тебе приставать, насчет СО или еще чего такого, посылай всех в пень и показывай эту бумажку, все мол, счастливого пути. Я спрашиваю - куда теперь? Он мне удивленно: «А вы что не вкурсе куда едете?». Я все еще не веря своим ушам: «Так что, мы свободны?». Он отвечает утвердительно. Я радостный уезжаю. Таким образом граница отняла у нас не больше часа, не считая ожидания парома и, собственно, переправы.
Выезжаем в Керч. Я припоминаю о том, что в Хохляндии очень жестко с пешеходными переходами и пропускаю всех пешеходов на каждой зебре. Берем курс на Феодосию. Дороги совсем не то что на Кавказе – неровные и узкие. Перевели часы на час назад, врубили радио «Транс-М» (больше ничего не ловит), и под звуки программы «Поздравляем», которая навязчивым голосом середины 80-х, нехитрыми стихами тешит Андреев Тихоновичей и Анастасий Аркадиевн с н-десятыми годовщинами совместной жизни, понеслись в сторону уходящего за горизон солнца.
Когда приехали в Феодосию, уже стемнело. Остановились поменять денег, купить еды и сигарет. Я остаюсь в машине. Ребята приносят 4 пачки Marlboro Lights и целый пакет беляшей. Говорят, что все безумно дешево. Причем и то и другое очень качественное на вкус. Перекусив, несемся дальше, по пути решая, ехать нам в Оленевку в поисках Таньки или переночивать в Евпатории.
Темна украинская ночь. Пока добрались до Симферополя, никаких сомнений в том, что Таньку мы сегодня все равно не найдем не остается. Едем быстро - километров 100-120. Не видно ни хрена. Один раз жестко перестремались. Перед нами ехал мотоцикл, а прямо перед ним – грузовик. Мотоцикл начинает обгонять грузовик, я – за ним. Он завершает обгон, а я пытаюсь объехать еще и его до кучи. И в этот самый момент прямо у меня перед носом, метрах в 100 появляются две фары, которые ну уж слишком быстро приближаютися! Я - по тормозам. Еле успел. За эту пару секунд и у нас троих, да и у водителя той злосчастной машины наверно, в сумме выработался киллограмм адреналина. Спать сразу расхотелось.
Доехали до Симферополя. Ну а там и до Евпатории рукой подать. Въехали в Евпаторию, наугад поехали куда-нибудь в сторону центра, где можно снять жилье. Встречаем тетку на дороге с табличкой «Жилье». Фист в обычной своей манере, без лишних слов, типа «здраствуйте» или «извините» интересуется «Ну и что вы нам можете предложить?» Предлагают комнату на четверых, по десять гривен (60 руб) с человека. Договариваемся, что снимем комнату за 35 гривен на сутки. Ставим машину на территорию. Это что-то вроде кемпинга: территория, на которой стоят такие строительные вагончики. В нашем – недольшой предбанничек с плитой и комната с четырьмя кроватями. Все – супер. Добрались! Счастливые, хваля мою несчастную машинку, мы расстилаем покрывало прямо около нее, пьем вино, поем песни, смотрим на звезды.
V. Евпатория
Просыпаемся, умываемся, прощаемся с хозяйкой и едем завтракать. Прямо скажу, после жизни в Сукко, Евпатория не катит – переполненный курортный городишка, со всеми вытекающими последствиями. Обычный советский курорт: толпа народа, грязь, высокие цены и поганое обслуживание. Находим более-менее цивильное кафе, решаем зайти. По московским меркам цены – нормальные, но если сравнивать с Голубой Долиной – просто заоблачные. Оказывается попали в кафе для местной элиты – кондиционеры, фонтаны и даже стриптиз после 23:00. Но не смотря на дикие цены – окрошку мы ждали около часа. За это время решаем, что надо прикупить фотоаппарат – все равно у меня дома нет, а без фоток остаться обидно как-то. Еды все нет, а кушать хочется очень. Сходил до обменника поменял денег (100$) и на столбе увидел афишу «Казантип», все как говорил Фист – проходит в поселке Мирный, что в 30 км от Евпатории, заканчивается 21-го. Решаем заехать туда. К тому же в Оленевку ведут две дороги, и одна из них по побережью, через Мирный.
Наконец-то нас соизволили покормить. Отдаем 92 гр. (около 500 р.), хотя еда – так себе. Спрашиваю у бармена где можно купить фотоаппарат, но ничего толкового от него не узнаю. Выходим, прямо через дорогу Kodak Express. Покупаем там фотоаппарат за 30$ и две пленки. Трогаемся в путь.
Подъезжаем к Мирному, поворачиваем на Поповку и сразу видим, казантиповцев. Странные люди в странных одеждах. Останавливаемся около какого-то парнишки, спрашиваем, мол, а где все веселье? Объясняет куда ехать, но говорит, что веселье только вечером будет, а сейчас – ничего интересного. Но интересности начинают появляться прямо по дороге – на поле стоят два спортивных самолета, рядом с ними палатки. Создается впечатление, что какие-то ну совсем наглухо отмороженные казантиповцы прилетели прилетели на фестиваль прямо с личного аеродрома где-нибуть в Борвихе. Решаем, что надобы попросить покатать. Заезжаем в деревню – деревня как деревня, ничего необычного. Петляем по улочкам.... и тут..... Вау! Нас переполняет чувство полного восторга! Вот она! Республика Каzантип. Первое что мы видим – паркинг, на котором куча машин с номерами 99rus, 78rus и т.д. Паркуемся, идем к вывеске «Таможня». Спрашиваем, где можно купить визы? Отвечают – метров 30 вдоль забора. В продавце виз сразу угадывается старый рейвер: «Мы б#$я рейверы в жизни такого видали!». Выясняем цены: одноразовая виза – 15 гр., многоразовая – 55. Продавец очевидно сразу понимает, что мы нифига не из своих и поэтому общается с нами несколько надменно. На наш вопрос, можно ли где-нибудь поставить палатку, отвечает, что мол если вы хотите отдохнуть с палаткой, водкой и гитарой – валите на Грушинский фестиваль. Советует снять жилье в деревне, а на худой конец поставить палатку у кого-нибудь во дворе. Осматриваем окрестности. За металлическим забором видна Республика – внешне напоминает территорию какго-нибудь отеля в Хургаде: постройке из бамбука, какие-то невесть откуда взявшиеся пальмы, песочный пляж, гамаки, волейбольная сетка, девушки топлесс и т.д. Нам здесь нрапится! Решаем съездить за Танькой и вернуться сюда.
Выезжаем из Мирного и направляемся в сторону Оленевки. Судя по карте, мы снова должны проехать по узкой косе. Тут трасса обрывается, и перед нами вырастает забор, с воротами и КПП. Останавливаемся, спрашиваем, мол, как до Черноморска-то добраться? Дядька отвечает, что мол езжайте назад, до Мирного, а там налево и выедете на трассу. Мы догоняем, что он имеет ввиду вторую трассу, но зачем нам такой крюк-то делать? На это мужик отвечает, что тут дороги уже 40 лет как нет. «Тоесть как это нет?» интересуемся мы. «Вот так, нет!», отвечает. «Но она же на карте обозначена...». «Ну да, обозначена, только вместо нее уже 40 лет пролив. НЕТ ДО-РО-ГИ – корабли там плавают, подводные лодки, а машины не ходят...». Разворачиваемся, едем назад. Проезжаем Мирный, сворачиваем налево. Дорога – отвратная, как и все остальные. Проезжаем ветреную электростанцию. Насколько я помню из школьного курса географии, таких всего одна-две на весь СССР было. Целое поле, а на нем – огромные белые пропеллеры. Выглядит впечатляюще. Мы конечно останавливаемся и начинаем фоткаться.
Едем дальше. В какой-то момент дорога заканчивается и мы, по совету какой-то абогенки съезжаем на поле. Через него идет дорога «без покрытия». Пол-часа трясемся по ухабам, глотаем пыль и наконец выезжаем на трассу. Доезжаем до Черноморска, сворачиваем на Оленевку.

VI. Оленевка 1

Оленевка начинается резким превращением более-менее сносной асфальтовой дороги в противотанковую полосу препятствий. Кое-как маневрируя между ямами на скорости около 10 км\ч мы едем вдоль лимана, в сторону пансионата. Слева уже виднеется обещеная Селедкой коса, вся усыпанная разноцветными палатками. Сворачиваем около пансионата и выезжаем на косу. Тут до меня доходит, что найти тут Таньку – все равно, что иголку в стоге сена – на косе длиной километров 6 расположился целый палаточный город. Проезжаем метров 500 и решаем оставить машину – дальше зыбучие пески. Сворачиваем с «дороги» и тут же увязаем. Выходим из машины и первое, что мы видим – Таньку, машущую нам рукой. Везуха! Надо отметить, что добраться до Таньки было чем-то вроде самоцели – я пообщеал ей приехать, но ни она, ни я особо в это не верили. Итак, переполняемый мальчишеской радостью, и чувством выполненого долга направляюсь к ней. Первое, что мы слышим: «А не слишкоми ли вас много?». Таня не выглядит особо счастливой по поводу нашего прибытия, но это ладно... но почему она не удивляется? Вот это меня немного задело. Выясняем, что она целый день каталась на серфе и ужастно уколбашена, но в душе жутко рада (с ее слов). Бежит переодеваться, а мы идем к морю....
....Мелкий, почти белый песок. Море – чистое, но не просто чистое, а почти как в Хургаде. Дно ровное, песчаное, по нему очень приятно идти. Кругом снуют крейзи-серферз с огромными досками, парусами и черт знает чем еще, изредка перекидываясть короткими фразами на своем, серферском, диалекте. Если посмотреть по сторонам, видно огромное количество пестрых палаток и машин. Особенно хорош лагерь слева от нас – палатка размером с небольшой загородный дом, перед входом в которую реят два флага с серферской символикой.... Складывается впечатление что попал на тот самый «Пляж», где люди живут своей жизнью скрывшись от суеты окружающего мира. Вобщем место – супер.
Подходит Танька. На этот раз она уже более добродушно настроена – видно до нее дошло наконец, что мы здесь.

V. Казантип

Приехали в Мирный, и конечно сразу начали искать еду – где подешевле. Оказалось, что цены здесь весьма приемлемые, совсем не как в Евпатории. Наелись все четвером на какую-то смешную сумму. Переодически встречались жители Республики. Особенно запомнилась одна компания. Естественно в каких-то безумных одеждах, с длиннющими дредами, шли по улице и очень серьезно так, решали:
- Чем мы сегодня будем заниматься – хуйней или поеботой?
- Давай хуйней!
- Не… хуйней вчера занимались….давай лучше сегодня по поеботе пройдемся….
- Ну давай…
И дальше в таком духе… Короче было понятно, что этих людей правда ничего не парит, кроме этого вобщем-то пустякового вопроса, и … о, какой же это кайф – осознавать, что тебя тоже больше ничего не волнует!
Поехали в Поповку искать жилье. На главной улице гаркнули что-то вроде «Гей, славяне! Где же нам жить?» Сразу подбежала какая-то предприимчивая женщина, по всем приметам напоминающая сваху из старых сказок и повела нас к какому-то своему знакомому, по пути обещая все мыслимые и не мыслимые блага.
Знакомый оказался хозяином чего-то вроде той бадяги в которой мы жили в Сукко. Оказалось, что свободна только одна комната на двух человек, но зато есть место для машины, душ и туалет. Посмотрели комнату чистая, аккуратная, очень даже милая. Мы решаем, что двое вполне могут поспать на полу и платим 26 у.е. за три дня.
Пока разгружали вещи, обратили внимание на наших соседей – шумная компания из хохлятских представителей Республики. Те очень громко развлекались и смеялись (похоже над нами). Ну да ладно – мы не собирались проводить в своем номере слишком много времени. Вообще, двор был полон молодых людей прогрессивного вида и явно служил перевалочным пунктом между калбасней и … колбасней.
Обустроились и начали готовиться выдвигаться. Помылись, побрились. Мы с Малиной причесали Таньку (см. фотку) и побрели к морю. Уже стемнело и мы тщательно запоминали дорогу, чтобы под утро, уколбасившись всем, что торкает, найти-таки наш двор.
И вот тут-то мы увидели ЭТО.. то, что Шура Юрцев (тоже мой друг, старый Party People) называет мечами Джедаев - четыре супермощных прожектора (такие, которыми во время Великой Отечественной слепили летчиков противника) чертят черное небо. Зрелище – просто потрясающее, словами не передать. Кровь начинает закипать, хочется экшна, наркоты и музыки!!! Мы уже несемся к таможне на всех парах. По пути Фист все же не выдержал и забежал в виный магазин, и мы, попивая винище, добрались-таки по темным улочкам до границы Республики. Пати еще не началась – народу еще не много, музыки не слышно. Мы допиваем вино у ворот, решив, что с ним наверно не пустят (как потом выяснилось, совершенно неправильно), покупаем одноразовые визы (потратив все деньги) и проходим внутрь. Вот она – Республика: песок, сцена, шикарная подсветка, не куда не торопящийся народ, гамаки, бильярды прямо на пляже и, чуть дальше, море. Мы присаживаемся на мешки с песком и ждем музыки. Тут мы поняли, что крупно лоханулись: у нас нет денег, и к тому же кончилась пленка в фотоаппарате. Решаем, что Фист с Малиной сходят домой, возьмут все необходимое и вернутся. Перспектива отдать еще 60 гривен (10 баксов) за вход, особо не прельщала, но другого выхода не было. Мы с Танькой остаемся на танцполе. Посмотрели цены в баре – цены дикие.
Между тем, музыка начинает набирать обороты…пати начинается. Мы уже во всю колбасимся, и тут как раз возвращаются Малина с Фистом. Решаем пойти на трансерный танцпол и там вжечь на полную. Сказано - сделано. Покупаем бутылку винища и бежим к трансерам. Вот тут мы зажгли! К этому времени, начинается самая жесткая и угарная часть вечера. Колбасились мы часа полтора, глотая винище и вытворяя какие-то немыслимые па под звуки жесткого Гоа.
Потом мы доползли до пляжа и сели на берегу, потные и счастливые. Над пляжем стоит кумар – отовсюда тянет ганджой. Мы понимаем, что надо вообще-то намутить чего-нибудь, но так лень…. Тут к нам подбегает парнишка, спрашивает, мол, не знаете где травы купить? Мы говорим, что не знаем, но если найдет, пусть нам свистнет. Минут через пять, подбегает и объясняет где купить (короб – 30 гривен). Фист идет туда, возвращается с коробком. Я спрашиваю, мол, попробовал? Говорит что вроде трава нормальная. Я вобщем, с недоверием отнесся к этой траве – понятное дело, что если это и трава, то какая-нибудь очень тухлая. Смотрю – с виду петрушка, укроп, короче что угодно только не план. Ну да ладно… за неимением лучшего, можно и укроп покурить. У нас с собой конечно, ни беломора, ни трубки нету. Решаем забить сигарету. Самое поганое, что как нам сказали, в Республике бродят менты в штатском и это как-то давит на психику. Я ложусь на песок, лицом к морю – типа загораю тут, а ребята смотрят по сторонам, на стреме. Забивать в сигарету никогда не удобно, а особенно в темноте на пляже, спьяну. Рассыпая траву, пытаясь быть незаметным, я кое-как забиваю половинку сигареты. И тут прямо к нам направляется какой-то мужик с фонарем, какими-то бляхами, короче явно не простой отдыхающий. Очко на минус. Я судорожно прячу короб и косяк под тапок, и лежу как ни в чем не бывало. Но мужик все же направляется прямо к нам. Мы все на стреме – все, попали. В моем мозгу с дикой скоростью начинаются подсчеты – во сколько это нам встанет. Но тут, мужик, заявляет совсем непонятную вещь – мол, можно вас сфотографировать? Такого поворота я никак не ждал. В голову сразу пришла бредовая мысль, что фотка – вещественное доказательство. Мужик говорит, что хочет сфотографировать нас для kazantip.ru. Мы не живые не мертвые, соглашаемся, нас фоткают и мужик уходит. Вот бы увидеть эту фотку! Но я думаю у нас на ней были такие невеселые лица, что на сайт ее вряд ли выложат: меня под тапком косяк, короб и полные штаны дерьма. Короче, продолжаем процесс забития косяка, с особой осторожностью. Наконец, мне это надоедает. К тому же какая разница – покурить мало укропа или покурить много укропа – одна фигня. В результате получается чуть больше половины сигареты и то не туго забитая. Раскуриваем на четверых, каждый делает всего пару тяг. И буквально через пять минут все четверо – в хлам. Трава-то оказалась суперской!
Пошли на танцпол и начали постепенно улетать. Вот тут я понял, что все – музыка, освещение, атмосфера, все расчитано спецально на людей «под чем-то». Нас так вставило, что мы около часа вообще не общались. Я проникся на тему неба и прожекторов – лежал на песке и смотрел в вверх. Малина с Фистом вроде танцевали, Танька просто втыкала - вобщем было очень хорошо. Часа через два мы начали отходить – захотелось есть и спать. Пошли домой. Зашли в магазин, купили кильки в томатном соусе, палку колбасы и, кажется, чипсов – потому что хлеба не было. Добрались до дома, пожрали и завалились спать: я и Фист на полу, а Танька и Малина – по кроватям. Нам здесь нравится!
Утро. Позавтракали в местном кафе. Несмотря на все ожидания, цены здесь были тоже очень низкие. Наелись, пошли на пляж. Купили винища, искупались, короче принялись заниматься поеботой. Это был первый день за весь отпуск, когда я начал пить прямо с утра – все равно ехать никуда не собирались. Между тем дух Казантипа начал проникать в нас. Мы расположились прямо рядом с забором Республики, и наблюдали за казантиповцами. А те, не парились – бегали голышом, играли в волейбол, курили траву и никуда не торопились. Мы с Танькой решили пробраться на территорию, поиграть в волейбол. Охранник, который сидел около морской границы, пропустил нас, за сигарету. Мы принялись рубиться в волейбол. Через некоторое время притащился Малина, который добрался вплавь, и присоединился к нам. Поиграли часок, пошли назад – там бедный Фист охранял вещи. Он конечно был не очень доволен таким раскладом, и обматерил нас, но беззлобно. А кругом ходили голые девушки и даже голые мужики. Вобщем я купил еще бутылку винища и снял плавки. Ребята конечно начали меня фоткать, прикалываться, но через некоторое время смирились и перестали обращать внимание. Рядом с нами несколько девиц без зазрения совести курили траву. Одна из них предложила дать ей 30 гривен, чтоб она нам принесла травки. Ну денег мы ей дали и она конечно не вернулась – местная. Познакомились с Иркен – девушка, только что приехала из Симферополя, собиралась жить на пляже. Хорошая девчонка. Так мы и валялись на пляже еще часа, эдак, два. Потом пошли домой, помылись и стали потихоньку готовиться к вечеру.
Начало темнеть. Мы решили как следует дунуть, чтоб не париться на пляже. Дунули. Малина – ушел в стратосферу. Его так проколбасило, что он чуть не проблевался от смеха. Доковыляли до Республики, вошли внутрь, поплясали немного, мы с Танькой завалились в гамак, смотреть на звезды, а Малина с Фистом пошли на Drum’n’Bass танцпол - зажигать. Малина до сих пор был в ауте. Его надо было видеть – бородатый, патлатый, в шортах и майке с огромный лисом мариухи и надписью «Legalize marihuana»,и притом в хлам убитый – он походил на торчка со стажем, эдакого прожженого растомана. Как он потом рассказывал, по пути к нему подбежал паренек, заприметив в нем драгдиллера, и начала интересоваться, мол не знаешь где взять кислоты или экстази? Малина, говорит – « не знаю…». Но тот верить до последнего отказывался, наверно решил, что Малина просто точку выдавать не хочет.
Тем временем нас с Танькой начал напрягать пацаненок, который каждые 45 минут подбегал к нам и заявлял, что гамак – платный и надо заплатить 2 гривны за следующий час. Фист с Малиной вернулись. Фист решил пойти домой – его до сих пор мутило от вчерашней кильки. Я попросил его предварительно купить нам бутылку вина. Малина выжил меня из гамака, завалился вместе с Танькой. Вот тут-то мы и познакомились с Лехой.
Леха – серфер, лыжник, парашутист и еще черт знает кто. Молодой парень лет 22. Он жил в Оленевке – тоже приехал туда в первый раз. Как говорила Танька – это самый красивый парень на пляже. Она с ним не особо общалась, но когда до него дошел слух, что приехали какие-то парни и забрали ее на Казантип, он тоже решил поехать. Надо сказать, в моем понимании, Леха – мечта любой девушки. Высокий, мускулистый, красивый парень, притом веселый и общительный. Нам он сразу понравился, хоть и был уже очень пьяный. Вообще в этот вечер он, как и любой серфер при отсутствии ветра, жестко отдавался алкоголю. Подходил к нам примерно раз в полчаса, чокался, выпивал стопку водки и снова уходил.
Так мы провалялись часа три. Видели Иркен, погнались за ней, но она нас не заметила и куда-то исчезла. Леха тоже куда-то пропал. Короче мы решили пойти домой, покурить еще травы и лечь спать.
Пришли, естественно разбудили Фиста, обкурились снова. Малина опять уколбасился в хлам. А после того, как меня потянуло на лирику и я с выражением, словно стихи Пушкина, прочитал великое произведение Сергея Шнурова «Алкоголик», он снова начал кататься по кровати и судорожно смеяться. Этой ночью мне почему-то не хотелось спать на полу (а может с Фистом) и я нагло залез к Таньке в кровать. Но она, как порядочная девушка, решила, что ночь с Фистом гораздо меньший грех, чем ночь со мной и ушла спать на пол.
Я проснулся раньше всех (в первый и последний раз) и пошел на пляж, решив никого не будить. Повалялся на песке, позагорал. Дул сильный ветер, и меня прям-таки засыпало песком. Над морем летали те самые спортивные самолеты, выделывая фигуры высшего пилотажа – вот наверно здорово так покататься. Подползла Танька и я сразу заподозрил что-то неладное. Ну конечено – она почуяла ветер. И теперь ее не удержать – она готова пешком дойти 100 км. до Оленевки, лишь бы встать на доску. Инстинкт серфера – страшная штука. Потом выяснилось, что Малина ужасно обгорел и ему не до тусовок, а Фист очевидно был склонен к отъезду прошлой ночью (отсюда-то и пошел прикол, по поводу того, что Танька переспала с Фистом). Заговор. Но ничего не поделать – все троя хотят уехать. И если Малину с Фистом еще можно было как-то уговорить, то Таньку, которая на ветер реагирует как мышонок Рокки из мультика «Чип и Дейл спешат на помощь» на сыр, уже ничем не удержать. Селедка она и есть селедка. Пожрали последний раз в кафе, купили 5 л. красного вина, попрощались с хозяевами и поехали в сторону Оленевки, несмотря на то, что комната была оплачена еще на сутки.

Оленевка 2.

Ну вот мы и снова на этом сказочном берегу. Танька бежит одевать гидрик, спускать на воду серф, а мы ставим (или пытаемся поставить – ветер еще сильный) палатку. После того как наше скромное жилище установлено, идем купаться в море и наблюдать, за Танькой, рассекающей морскую гладь.
Сходили в деревню разведали обстановку. Нашли одно кафе, местный элитнесс – что-то вроде евроремонта, хамливые местные официантки, явно ощущающие себя королевами деревни, дрянная и не особо дешевая (по местным меркам) еда, пара игровых автоматов, но самое главное.... сортир! О боже, какой там сортир! После скитаний по всяким деревням, цивилизованый клозет был для нас чем-то вроде оазиса по среди путыни: новый, чистый, с кафельным полом, умывальником и даже туалетной бумагой, он ( по крайней мере для меня ) стал весомым аргументом в пользу того, чтобы здесь ( в Оленевке) остаться подольше.
Поели, попили кофе, поюзали местное чудо и пошли назад, распевая песни Ленинграда во всю глотку.
Пришли домой, немного утеплились, берем гитару и идем ближе к морю, пить вино. Устраиваемся, пьем красное, поем песни. Через некоторое время к нам подползает Леха, со стаканом коньяка. Еще через несолько минут появляются какие-то незнакомые люди (Лехина тусовка) и тоже вливаются к нам. В темноте лиц не видно, но ребята явно молодые: пьют с нами вино, поют песни, шутят, вобщем тусуются точно также как и мы. Так постепенно собралось человек 6-7 не считая нас четверых. Выясняется, что с утра, когда Леха возвращался с Казантипа, его взяли менты за вождение машины в нетрезвом виде (судя по его состоянию на 3:00, он до утра протрезветь не мог физически), а поскольку у него денег не было, пришлось отдать им магнитолу.
Постепенно, за шутками да песнями, мы все перезнакомились. Как и ожидалось, вся тусовка (в которую входит и Леха) отдыхают вместе. Все из москвы, кроме одного парня из Питера, и Леха постоянно над ним стебется по этому поводу, мол, все питерцы – пидоры. Ну мы конечно тоже похихикали, и в свою очередь окрестили его “78rus”.
Потом, тусовка рассосалась и остались только мы четверо и Леха, снова пьяный. Посидели еще с полчаса, и остались я и Танька. Блин, до чего же классно вдвоем сидеть на берегу ночью в августе. Звезды падают, море шумит....романтика! Ну да ладно, пора и честь знать – по-па-ла-т(к)ам!
Следущий день для меня начался с вина, разбавленного газировкой. Я проснулся часов в 10, как и предсказывала Танька, от жуткой жары и мух. Дополз до моря, умылся. Потом разбавил винище водой и сел на берегу. Фист к проснулся раньше всех (он всегда просыпался раньше всех) и сидел у моря вместе с Танькой.
Я погундосил, что мол хорошо бы, было бы, если бы, Танька была бы так любезна и надыбыла бы мне доску, чтобы немного поучиться. Бы. Я хотел поучиться, но в перспективе, однако Танька как всегда все поняла буквльно и через минут двадцать (как раз когда я хорошенько попил вина) на берегу появился ее папаша со своей доской и явным намеренем кого-нибудь чему-нибудь научить. А поскольку претендент был только один (хоть и пьяный) и отступать было уже поздно, я тщательно стараясь делать умное лицо и ровно ходить, бодрячком пошел к нему. Ну вобщем меня не очень пугали доски – все-таки на сноуборде кататься умею...да и вообще... Однако, оказалось что справиться с парусом весьма сложное занятие. Как потом выяснилось, доска на которой я пытался научиться, для обучения подходит хуже всего .Она маленькая, и просто встать на нее невозможно – тонет. Т.е. мне предстояло научить вставать на доску из воды. Вот так я учился... как в дешевых комедиях – на переднем плане уже третий час происходит какое-то действие, а на заднем какой-нибудь уродец усердно карячится. А я карячился не менее трех часов. Алкоголь вселил мне такое упорство, каким я не страдал никогода. Я пытался оседлать серф, с рвением ковбоя, укрощающего дикого мустанга. Пару раз у меня получилось встать на него, а еще один – я проехал метров 30! И я бы бился еще столькоже, если бы Толик (танькин папа), не отнял бы у меня серф. Я выполз на берег, весь поцарапаный, уколбашеный и абсолютно без сил. И вот тут меня срубило.... Мне было так плохо, как будто у меня была температура под сорок. Уж незнаю от чего, но скорее всего, просто укачало – за время битвы с ветром (в которой он, надо сказать, все время побеждал), меня несколько раз бросало метра на 4 от доски, и било о воду. А может просто перенапрягся, не вадно, но суть в том, что до вечера я был не в силах подняться. Так и провалялся на песке. Ребята поехали в кафе, а я заснул у палатки.
К вечеру кое-как оклемался. На этот раз пьянствуем у палатки. К нам притусовались те же самые ребята, потом снова остался только Леха и мы. Фист уполз спать, и я через некоторое время тоже. Остались только Танька, Леха и Малина. Все трое естественно нажрались. «Подробностей того что было не помню...» (группа «2 самолета»).